Нужен ли вам развод. Советы семейного психолога

Михаил Лабковский о том, в каких случаях семейная терапия эффективна, а в каких нет и почему. И что делать, если хочется жить в счастливых отношениях:

«Семейная терапия» – одна из специальностей, записанных в моем дипломе. Семейную терапию я практиковал долгие годы. Это когда на прием приходят два члена семьи одновременно. С помощью психолога они выясняют отношения и приходят к соглашению. Как в фильме «Мистер и миссис Смит». Сравнительно недавно я понял, что это не работает. И больше этим не занимаюсь. Объясняю почему.

Случай с Анной О. (имена изменены)

Читайте также: Пережить развод — краткая инструкция

Пришла после травмы – перелом основания черепа, что УК РФ трактует как тяжкие телесные повреждения, которые и нанес ей второй муж. Первый сломал ей руку прямо на свадьбе. В процессе беседы выясняется, что она из семьи алкоголиков, где отец вел себя точно так же. Поэтому пьянство, скандалы и рукоприкладство для нее – нормальные составляющие семейной жизни. Она не понимает, что сама подсознательно тянется к таким мужчинам. И даже больше – она мужем в общем-то довольна. Рассказывает, что когда трезвый, он «очень хороший, и с детьми проводит время, и по хозяйству помогает». Просто «в таком состоянии он себя контролировать не в состоянии».

Как вы видите семейную психотерапию в такой паре? Я уверен, что работать можно только с женой.

Или случай с Катей З. Муж большую часть времени отсутствует, ездит по командировкам, детьми не занимается, по дому не помогает и даже в отпуск ездит без семьи. Был замечен в изменах. Чем она заканчивает рассказ о нем? «Я же люблю его! Что сделать, чтобы у нас была нормальная семья?»
Правильный ответ: «Поменять мужа».

Однако, семейный психолог такого сказать не может. Он будет предлагать привести на консультацию супруга. Но даже моя буйная фантазия не видит вариантов и формулировок, после которых он вдруг станет примерным семьянином. 80 из 100, что он вообще не пойдет к психологу. Ему ситуация ничем не грозит – жена его любит при любом раскладе.

Не дело психолога давать советы и спрашивать женщину: «Как вы живете с таким чудовищем?» Но психолог может разобраться, почему она живет, не получая радости от жизни и уверенно считает, что причина всех ее несчастий в муже и его нехорошем поведении. Психолог может избавить женщину от невроза, который заставляет ее находиться в подобном положении, страдать, рыдать, ничего не менять и год за годом чувствовать себя ужасно.


Тут можно решить, что муж Кати – типичная сволочь и редкий подонок, живущий в свое удовольствие. Но самое интересное, что муж в такой паре тоже невротик и тоже очень несчастен. Он не любит жену, считает себя великомучеником, который живет с тупой уродкой и живет только потому, что высокие понятия о долге и чести мешают ему «бросить семью». И только чтобы как-то существовать в этом беспросвете, ему пришлось завести любовницу. А чтобы поменьше бывать в постылом доме – он вынужден ездить в командировки. И, конечно же, он считает себя героем – тащит все на себе, по-своему любит детей, но его бесит, как мать их воспитывает, а конфликтовать не хочется, поэтому он ими просто не занимается. Хочет сохранять семью, но жить в ней не хочет. «А ведь я мог быть счастлив», — говорит он себе (или любовнице). Типа мог бы, но принес себя в жертву своей «порядочности».

Все это конечно невротический бред и полное фуфло, но во-первых, во время семейной консультации он всего этого не расскажет. А во-вторых, если такой человек придет к психологу, то не для того, чтобы сохранить семью, а от безысходности, жизненного тупика… И снова надо разбираться тет-а-тет.

В 90-е я работал в единственной в стране государственной Московской семейной консультации. Давайте расскажу, как выглядел прием.

Читайте также: «Гражданский брак» для мужчин не существует

Заходят двое – муж и жена.
Обычно мужчина уступает кресло жене, а сам садится на стул. Я спрашиваю:
— Кто начнет?
Они мнутся и молчат.
Тогда я говорю:
— А кто был инициатором визита? Пусть тот и начинает разговор.
В большинстве случаев инициатором похода к психологу выступает женщина, и она и начинает рассказ о проблемах в семье. Про то, что муж ее не понимает, не уделяет ей внимания, не считается с ее мнением, не слушает, когда она что-то говорит, а сам вступает в разговор с ней редко и только по делу…

Следом приходит черед мужа, и он рассказывает, что, на минуточку, работает на двух работах, очень устает, но тем не менее, если жена говорит, что ей нужно новое пальто – он покупает ей новое пальто, а если она хочет поехать с детьми на море – он оплачивает поездку. И все это не так легко дается. И ему хочется уважения в собственном доме и понимания, как много он делает для семьи. И еще, говорит он — жена, между прочим, совершенно не интересуется его проблемами на работе, и знать не знает «откуда я вообще деньги беру», зато постоянно упрекает по всяким мелким поводам, типа: «хоть бы тарелку за собой помыл», «хоть бы раз с ребенком погулял»…

Не буду утомлять вас множеством похожих историй, которые и заканчивались приблизительно одинаково.

Жена: Он же не один живет! Ему что, трудно крышку унитаза после себя опустить?
Я: Вам же не трудно? Давайте договоримся, что вы постараетесь опускать за собой крышку унитаза?
Муж: Конечно! Я буду следить за собой, ведь жену я люблю и не хочу доставлять ей огорчений. Но она ведь догадывается, что я писаю стоя, и хотя бы иногда могла бы поднимать после себя крышку унитаза.
Жена: Я тоже постараюсь и буду поднимать за собой крышку хотя бы иногда.

Вот вы верите, что после такого разговора в такой семье может что-то серьезно поменяться? Я после 35 лет работы – знаю, что не может.
Только один вид семейной терапии считаю действительно полезным – посредничество психолога при разводе. Но именно его в России не практикуют.

Читайте также: Как ссориться правильно?

В 1991 году в Иерусалиме я поступил на трехлетнее обучение в Family Mediation Service. И три года кроме собственно семейной терапии изучал юридическую сторону развода, постигал западные образцы цивилизованного расставания супругов, причем в двух вариантах: религиозном и светском. Ведь часть израильтян разводится в раввинском суде, часть – в гражданском. И оба права надо хорошо знать для того, чтобы во время переговоров подробно рассказать об обязательствах, правах и возможностях каждой из сторон. И сделать это должен именно ты, а не адвокат, так как адвокат – человек, которого нанимает одна сторона против другой. И это уже совсем другой уровень переговоров.

Нюансов множество. Обсуждается раздел имущества; с кем остаются дети; режим общения с ребенком родителя, который будет жить отдельно; его участие в оплате нужд ребенка помимо алиментов т.д. Предметом переговоров является оплата лечения, образования и отдыха ребенка, так называемые «непредсказуемые нужды» и масса деталей: от «если мама снова выйдет замуж (отец женится), то…», «если мама (отец) захотят эмигрировать, то…» и пр. Задача семейного посредника состояла в том, чтобы супруги договорились обо всем мирно и чтобы до суда дело не дошло. И не было случая, чтобы переговоры, которые я вел в этой службе, не заканчивались «Мировым соглашением».

При том, что в кабинет посредника приходят люди, буквально ненавидящие друг друга. Развод – это же не просто так, ему предшествуют ссоры, затяжные конфликты, скандалы, измены, много чего еще… Но у пары есть дети, и дети любят обоих родителей. И нужно минимизировать травму, сделать так, чтобы после развода мужчина и женщина, мать и отец могли спокойно взаимодействовать друг с другом и нормально общаться с ребенком. (Ведь даже в 50 лет, если твои родители не разговаривают – для тебя это трагедия, масса комплексов прилагается). Чтобы после развода родителей у него была нормальная семья, просто мама и папа живут отдельно. Как показывает практика — это вполне достижимо.

Читайте также: Чем удобнее человек, тем он менее привлекателен

И вот в такой семейной терапии, а это тоже терапия – я видел высокий смысл. Видел результат. А после переговоров про крышку унитаза – нет. И я в них больше не верю. Муж не опускает крышку унитаза не потому, что забывает, и не потому, что уверен – его миссия зарабатывать деньги, а унитаз – дело десятое… Нет же! Просто его не устраивает его жена. А делая назло, он выражает свою агрессию. И так как конфликтная психология очень характерна для наших людей, то конфликты в семье неизбежны.

Такие отношения между супругами – отношения двух невротиков. Изменить эти отношения, не меняя людей, не-воз-мож-но.

Сталкиваясь с подобными случаями сейчас, я перехожу к другой терапии, в которой мы не разбираем претензии и чувства к партнеру по браку. Мы их почти не касаемся. Знаете, почему? Потому что любой конфликт и любая проблема межличностных отношений – это всегда проекция отношения человека к себе и своей жизни. Низкая самооценка, неприятие себя, неудовлетворенность собой, любые внутренние конфликты человек естественным образом транслирует на того, с кем живет.

Я предлагаю не ходить к психологу парами, а работать самостоятельно.
Если терапия проходит успешно, то у людей в паре начинается мирная жизнь. Либо здоровому партнеру, которому удалось избавиться от невроза, становятся неинтересны невротические отношения.

Не буду скрывать, что отработав с психологом, ощутив наконец, что такое внутренняя гармония, радость жизни, удовольствие от каждого прожитого дня, многие вскоре разводятся. Им становится сложно находиться в (привычной ранее) ситуации постоянного напряжения, выяснения отношений, агрессии. А различного рода манипуляции со стороны партнера – их больше не цепляют. Поэтому вернуть хорошие отношения, здоровую атмосферу в семье реально только в том случае, если не оба вместе, а каждый по отдельности займется наведением порядка в своей голове.


Но, к сожалению, в подавляющем большинстве случаев слышишь:
— А у меня итак все в порядке! Это вот он (она) псих ненормальный!
В этот момент хочется спросить: если такая здоровая, то как же ты в браке с больным человеком троих детей родила и 20 лет совместной жизни оттарабанила?

В садо-мазо варианте семьи жалуется и недовольна только жертва, у садистов-то все в порядке, как они считают. А пострадавшая сторона уверена, что стала жертвой и заложником маньяка (маньячки) и по разным причинам «вынуждена все это терпеть». Так вот, имейте ввиду: единственное время в жизни человека, когда он объективно зависим и когда его можно считать заложником – это детство и зависимость от родителей. Длится это сравнительно недолго. В остальных случаях пребывание в любых отношениях есть выбор взрослого человека. Сознательный или не очень – другой вопрос. И им-то и надо заниматься.

Когда я слышу рассказы, что живем вместе «только из-за детей», «нет денег, чтобы разъехаться», «негде жить», я понимаю, что правды люди не говорят или не знают. А правда в том, что если человеку самому не нужны переживания, эмоции, которые поставляет ему партнер, то он очень быстро выходит, выбегает, выскакивает из отношений! Раз остается, значит он этими эмоциями питается, среди упреков и агрессии, пассивной и активной, он чувствует себя, как в привычном болоте, барахтается в нем и на берег его не тянет. Он вообще не умеет жить без постоянного раздражителя.

Во время индивидуальной работы психолог выясняет, почему так происходит. И тогда человек видит, понимает, осознает, что — он невротик, по тем или иным причинам (да, кроющимся в его детстве) испытывающий необходимость в негативных переживаниях, слезах, страстях и обязательно – в жалости к себе. И что он только потому не прерывает отношений, что они дают ему весь этот вампирский набор плюс-минус побои, и он привычно-несчастлив. И вот тогда с человеком уже можно работать и решать его проблемы.
Наедине.

Читайте также: Когда отношения здоровые

С этой статьей также читают:

Женщина, работа и ее чувство вины
Любовь к хождению по граблям. Как распознать сценарий.
Когда не хочется прощать
5 «прививок» от измены
Почему любимый вдруг становится чужим?
Два хороших человека в плохом браке
Злодейка
С кем не нужно начинать отношения
Когда муж разрывается между женой и любовницей
Непростые отношения
Что делать, когда муж вечный подросток
16 мужских «мне сложно»

Источник labkovskiy.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *